Верность принципам и традициям PDF Печать
[07.05.2010 00:00]
Марина Полищук

Эксклюзивное интервью с сербом, энергия которого служит на благо Украины. Председатель совета директоров группы компаний «Слав-Инвест» и Президент Киевского сигарного Клуба Милан Паевич рассказал о вечных ценностях и многом другом.

В наше бурное и не спокойное время хочется найти уголок стабильности. В обществе, в политике и в бизнесе часто царит хаос. Компании расцветают и исчезают. Мир погружен в кризис. Кризис не только финансовый, но и духовный. Кто-то быстро становится очень богатым, а кто-то не справляется с управлением. Размываются нравственные ориентиры.

Именно поэтому удивляют и вызывают восхищение те люди, которые могут работать, созидать, еще и сохраняя верность традициям и правильным принципам. Оставаясь нравственным ориентиром для большого числа людей.


Успех в бизнесе часто связан не только с риском и везением, но и с личными качествами, умением принимать правильные решения. Компания «Слав-Инвест», собственником и руководителем которой является Милан Паевич, одна из самых стабильных и правильных компаний Украины. Она пережила не один кризис. Менялись ситуации с инвесторами и партнерами. Но дело всегда продолжалось. Во многом благодаря тому, что ее создатель и руководитель имеет твердые принципы, которым неукоснительно следует даже в наше не простое время.


Милан Паевич, кроме этого, является вице-президентом Украинской строительной ассоциации и Президентом Киевского сигарного Клуба. Этот Клуб – оплот традиций джентльменства в Киеве. Там действительно возрождаются традиции благородства, присущие настоящим аристократам духа прошлых времен. Бизнесмены и творческие деятели, предприниматели и журналисты, ощущают себя джентльменами, а этот статус ко многому обязывает. У нашего общества появляется надежда, что духовные ценности не ушли в никуда, а могут и будут возрождаться. Особенно важно, что руководит таким Клубом человек, все действия и мысли которого безупречны и благородны.

 

 
 Милан Паевич – афиссионадо с опытом и статусом (Президент Киевского сигарного клуба)


Милан Паевич – серб, который нашел свою вторую Родину на Украине. И теперь его созидательная энергия и мудрость служит во благо нашей стране. «itogi.com.ua» встретились с Миланом и поговорили о вечных ценностях, традициях, нашей новой реальности и об успехе в бизнесе. Но нам кажется, что эта встреча – не последняя, потому что с Миланом можно говорить бесконечно, он знает и понимает о жизни, наверное, все. Однако многое можно почерпнуть и из его книги, которая имеет символическое название «Спросил бы. Кого спросить?»



- Недавно прошли две известные даты: день рождения Гитлера и Ленина. Это люди, которые во многом повлияли на ход истории. В принципе, они оставили негативную память о себе. Но после Ленина в русской, советской истории был Сталин, как нам кажется, не однозначная фигура. Но именно он, фактически, создал то государство, которое жило и развивалось вплоть до переворота под названием «перестройка». Во многом Сталин повлиял и на европейскую историю.


- Насчёт Сталина, трудно сказать. Я не жил в его эпохе, и о нем много противоречия. Он был диктатором, так современная история о нем говорит. Она (история) и на счет другого яркого мирового лидера, Йосифа Броза Тито говорит, что был диктатор… Я никогда не имел ничего против Ти?то – напротив, считаю его одним из самих прогрессивных политиков в мире.
Потому, что каждое время имеет своих лидеров, своих вождей…


- Тогда вы согласны, получается, и с теми лицами, которых имеет нынешняя эпоха, нынешняя Сербия, нынешняя Хорватия, нынешняя Черногория, и Украина?


- Моё личное мнение: каждый народ имеет то руководство, которое заслуживает.


- Да, с этим трудно спорить.


- Мы славяне, как я бы сказал, достаточно своеобразный народ… Я вам могу это объяснить на одном примере, если вы мне ответите на один вопрос… Какая из западных стран сделала, относительно своего собственного потенциала, большой прорыв на Украине?


- Ну, Соединённые Штаты Америки.


- Ни в коем случае. Относительно своего потенциала. Если сравнить потенциал Штатов и то, что они сделали здесь, это не сопоставимо. Кипр не будем рассматривать, потому что это деньги теперь украинцев и россиян.
Лучшие фирмы здесь из Австрии. Они сделали, как я бы сказал, относительно своего потенциала, самый большой прорыв на Украине. А знаете почему?
Потому что никто, как австрийцы, которые стали правопреемниками Габсбургской монархии, никто, как они, не понимают иррациональность нашего славянского менталитета. Потому, что и часть Украины была территорией Габсбурсгой империи. Как Чехия, Венгрия, Словакия, Хорватия, Босния, Словения – всегда. Сербия – не всегда. По-моему, у славянского народа уже записано в генетическом коде с древнейших времён, всегда выживать за счёт импровизации, каких-то обходных путей, под окна, влево, вправо…
Если взять менталитет немцев - у них всё построено на логике. «На лево – на право» они не пойдут. Вот почему все боятся объединения Германии. Первое объединение Германии закончилось первой Мировой войной, второе объединение – второй Мировой, третье, надеюсь, не закончится тем же, если не случится конец света в 2012 году.
Не стоит нам так цинично обходиться с Землёй, проводить все эти тестирования подводных и подземных ядерных взрывов…


- Вы действительно считаете, что мы с Землёй доигрались?


- Моя голова очень маленькая для такой большой проблемы… Но, понимаете, не может человек не думать об этом.


- Как получилось, что вы, серб, оказались в Украине, работаете здесь, ведёте здесь бизнес? Наверное, Украина - не самое лучшее место на Земле в силу многих факторов, прежде всего, социальных?


- Это самый распространенный, самый узнаваемый… но, в принципе, правильный вопрос! Знаете, есть три причины…
Один мудрый человек, которого я очень уважаю (это Лауреат Нобелевской премии, сербский писатель, Иво Андрич) сказал: «Живём во время, когда грамотные молчат, дураки говорят, а грязь богатеет».
До «перестройки» был директором департамента по инжинирингу одной из крупнейших югославских внешнеторговых компаний, которая к концу 80-х имела годовой оборот с Советским Союзом полтора миллиарда долларов! Компания занималась товарами народного потребления. В отделе инжиниринга я был ответственен за все, что происходило в химической и пищевой промышленности, а именно за инвестиционные работы, которые проводились данной компанией.
В это время мы занимались реконструкцией большого завода в российском городе Курск.
И строительством еще одного завода для лёгкой промышленности РСФСР в городе Шебыкино, Белгородской области, где, кстати, заводской забор был административной границей между Россией и Украиной. Да, это очень символично.
И, возвращаясь из командировок, я видел, как на наших глазах разваливался Советский Союз. Как ставили будки на этой дороге Белгород-Харьков и Шебекино-Волчанск. Это было очень печально. Можно сказать, трагично.
И, честно скажу, Харьков тогда был просто Европой по сравнению с Белгородом и вообще с югом России.
Я помню, как мы с нашим начальником стройки часто ездили в Харьков. Он знал, что я люблю искусство. В Харькове была прекрасная художественная галерея, где я купил картину, которая сейчас висит у вас за спиной. Она, между прочим, называется «Вавилон».
Это – мои 5 лет жизни в Харькове. Харьков был абсолютно европейским городом. Но после развала СССР превратился в самую глубокую дыру. И когда мы приехали туда с моей семьёй, нам пришлось зубную пасту и туалетную бумагу покупать в глухой российской деревне.


- В Харькове ничего не было?


- Харьков, как город военной и космической промышленности, остался без заказов. 750 тысяч невостребованных рабочих бродили как зомби по улицам.


- Какую, однако же, геополитическую катастрофу устроили во время «перестройки»?


- Но я нашёлся все-таки там. В этом кошмаре. Понимаете? А как нашёлся – это хороший вопрос. Я был ответственен за строительство завода. Когда начал разваливаться Советский Союз, профильное министерство осталось без средств и, естественно, перестало платить. В этот момент долги на эти два объекта составляли порядка 10 миллионов долларов.
Президент моей компании приглашает меня и говорит: «Как вы могли такое допустить и зайти в такие неплатежи?». Конечно, я сказал, что всегда управлял другими делами, занимался инженерными вопросами, а не финансовыми. И не злостными должниками.
Но он ответил: «Но надо что-то с этим делать. Давай ехать в Москву».
В Москве уже абсолютно ничего не решали, всё делалось в регионах. Министерства стали какими-то ассоциациями, можно сказать, коммерческими структурами.
Что в итоге я успел сделать? Перенёс этот контракт за границу! Было ясно, что страна, весь СССР разваливался, разваливался и наш соцлагерь. Многое стало дозволено, что раньше было бы преступлением.
Был разрешён вывоз любого сырья за границу. А, кстати, самая качественная кожа, КРС – Крупного Рогатого Скота, была с юга России, и из Украины.
И где-то за три-четыре месяца ловкие люди это всё и вывезли. И вся профильная промышленность встала. То есть, с нашей компанией никто не рассчитывался. Даже сырьем.
Надо было что-то сделать с этими долгами. Сидеть в Москве и что-то выяснять - ничего бы не дало. Так что, оставалось только ехать в Киев.
В Киев после Чернобыля. Я знал всю ситуацию, поскольку мы тогда работали, в том числе, и со Швейцарией. Я видел правильную экологическую карту Украины. Всё, кроме Закарпатья и Харьковщины, было чёрным.
От Харькова у меня остались только хорошие воспоминания…
Еще одна причина: когда я был в командировке, на Родине, к нам домой дважды пришли, чтобы забрать меня в армию. Моя супруга так сильно испугалась! Она сказала: «Я не переживу, если тебя заберут». Конечно, мы не собирались уезжать за рубеж. В этом не было необходимости, мы были состоятельные люди.
И я ей предложил: «Я могу, в принципе, поехать в Курск» - жена была там однажды, она хотела увидеть, где я пропадаю по работе. Конечно, слышала разные легенды о «русских девушках». Я предложил: «Давай, поехали, посмотришь…».
Ей жутко не понравилось. Но в Харькове жена сказала: «Знаешь, я могла бы здесь жить». Это был конец 80-х… Был месяц июнь, и на Московском проспекте было так много прекрасных деревьев, все было зеленое. Прекрасный город!
Это уже третья причина. В 1993-м году Французское государство давало Украине так называемый «экологический кредит». Где-то 500 миллионов долларов. Половина из этого «экологического кредита» должна была идти на Харьков. Там был очень влиятельный губернатор. Кредит на строительство завода по переработки мусора и на два завода для утилизации отходов. По-моему, металл и пластмасса. И вот президент компании, где я работал как государственный чиновник, (она имела 90 представительств по всему миру), говорит: «Надо ехать в Харьков. У нас есть французский филиал». В это время определенные силы уже ввели эмбарго на все югославские предприятия. Если помните, то именно из-за этого возник кризис внутри Югославии. И блокировались все счета югославских предприятий за рубежом…


- Ничего себе! Кто ввёл это эмбарго?


- Европейское общество при поддержке Объединённых Наций.
И знаете, что интересно! Это мало кто знает…
Только три страны в мире не ввели в действие эмбарго по отношению к Югославии. Это были Никарагуа, одна африканская страна, не помню, какая, и… Украина. Это мало известный факт.


- Да, я этого не помню. Хотя, Югославия – это братская страна.


- Я люблю эту страну, в принципе, как бы ни было, лучшие годы моей жизни прошли там…
Я хочу быть достойным того времени. Я хочу с радостью помнить то время, а не с каким-то ужасом, или с каким-то, я бы сказал, отрицанием…
Я думаю, это всё было из-за реки Дунай. В мире существует очень большой речной флот, и всех интересует свободный проход через Дунай, именно в сербскую часть. Я думаю, сербский народ не простил российской официальной политике, что она его бросила на произвол судьбы. И Сербия очень уважает Украину за то, что официальная украинская политика во времена Леонида Даниловича Кучмы сделала много для поддержки, условно скажем, сербского народа.
Я не хотел участвовать в том, что происходило. У меня глубоко болела душа за то, что происходит с моей страной. Она была одной из самых красивых стран в мире. Мои друзья – это и славены, и хорваты. Мой кум - мусульманин, из Боснии. И я сейчас должен, как бы сказать, пойти и воевать против своих друзей?
Такого не бывает! Во внутренней гражданской войне я участвовать не буду!
Если бы кто-то, кто бы это ни был, пошёл войной на мою страну, даже и Украина, или Россия, я бы воевал однозначно! Но воевать против своих друзей и родственников я не буду!
Когда моя жена в 6 часов утра приехала на вокзал в Харькове, это было жутко. Январь 1994-го года, холод, нищета… не понятно, что несет следующий день…


- Я помню эти страшные годы. Я вернулась тогда из Эстонии в Киев.


- В чём мы провинились? Почему Бог нас так наказывает?


- Не бывает наказания без вины.


- Да-да-да… Вот это какой-то ответ на ваш вопрос, откуда я.


- В советское время, когда я ещё была маленькая, все знали, что югославские строительные компании - самые передовые…


- Да, правда…


- Ваше отношение к событиям на Балканах, роли в этом США и Евросоюза? Что вы думаете о процессе над Караджичем? И вообще о Гаагском трибунале, там же судят не только Караджича!


- Я родился в Югославии. Могу сказать в двух словах. Когда Михаил Сергеевич Горбачёв на каком-то кораблике в Рейкьявике подписал этот ОСВ-1 и ОСВ-2 с бившим актером Рональдом Рейганом, началась новая эпоха. Советский Союз, якобы, выводит и расформирует Варшавский договор, а американцы выводят и расформируют свои НАТО. А что получилось? Комментарии нужны?
220 тысяч американских военнослужащих, которые были на базах в Западной Германии, передислоцируются на две точки. Знаете, на какие? Одна из них называется Тузла. Это город в Боснии и Герцеговине. А вторая группа, это где-то больше 100 тысяч, находится в одной деревне, которая называется Бонстил. Вас не удивит, что это в Косово. Это сейчас самая крупная военная база на территории Европы. И это вам ответ, почему США так очень старались, чтоб Косово (между прочем колыбель Сербии) стало независим государством вопреки здравой логики да и международного права.


- Ничего себе, на территории бывшей Югославии…


- Вот вам ответ. Это просто факты.


- Эти 220 тысяч они, якобы, должны были расформировать?


- Да. А они просто развалили Югославию. Оставили там один контингент в Боснии, как я сказал, там есть военный аэродром, и второй в Косово. Зачем Косово получило независимость? Вопреки всем мировым законам, всей здравой логике. Это сейчас мировой прецедент. Теперь и баски могут требовать себе независимость и свою государственность. Собственно говоря – все.
Например, и крымские татары могут выйти из состава Украины. Не забудьте, между прочим, что в последнее время турки напоминают о так называемом «Ичкерском договоре», историческом документе, где-то 1774 года. Османская империя подписала договор с Российской империей, что передаёт ей Крым. Но в том случае, если он будет выходить из состава Российской империи, Крым должен вернуться в состав Османской империи.


- По сути, он вышел из Российской империи в 1991-ом году.


- Мы говорим об исторических документах и фактах. Я просто интересуюсь историей.
Зачем я состою в Киевском сигарном клубе? Вы думаете, я большой фанатик и любитель сигар?
Я просто полюбил эту историческую справку, в которой сообщалось, что Николай Павлович Игнатьев вернулся из Лондона и заразил киевских господ сигарокурением на лондонских диванах.
Его родной брат, Алексей Павлович, был киевским генерал-губернатором, графом, уважаемым человеком.
Его портрет есть на известной картине из Эрмитажа, которую написал наш земляк, харьковчанин Илья Репин. Вот это та традиция, которую хочется продолжать и, таким образом, участвовать в возрождении Киева, Богом спасаемого города, в котором я живу, работаю, который люблю… Это дух процветания, господства, который был в начале XX века.


- Если можно, ваше мнение о Гаагском трибунале. Это искусственное такое образование, созданное как будто специально для осуждения сербов.


- В мире должна быть какая-то логика. Как я говорю, крестьянская логика. Потому что крестьяне живут на земле, и они впитывают мудрость из земли, из природы.
Вы знаете, что многие страны, которые не подписали соглашение о действии Гаагского трибунала, тем не менее, его послушно финансируют
Суд в Гааге должен судить лиц, которые совершили преступления против человечности.
Но ему не подвластны американские граждане. Их нельзя там судить, осуждать и осудить! Они, как бы сказать, святые, безгрешные? А все помнят страшные прецеденты и ситуации, которые бывали и в Ираке, и в Афганистане… Для всех мировых негодяев должен быть один закон, независимо от национальности и гражданства. Гаагский трибунал превратился в политический суд, где судят политику, а не конкретных людей.
Не может народ быть виновным в том, что произошло, потому что есть конкретные люди, которые делали грязные и ужасные дела. Вина лежит на всех трех сторонах. И сербы, и хорваты, и мусульмане делали ужасные дела! Но эти поступки совершали лица с конкретными ФИО.


- А там хотя бы одного мусульманина или хорвата судили?


- Лучше бы их не судили. Либо символически наказывали, либо освобождали… Просто смешно, но этим пострадавшим, которые ожидают правду – это не поможет… Это только накаляет отношения между тремя народами на маленьком географическом пространстве.
Вы знаете, что американцы, с одной стороны, воюют против Усамы бин Ладена, якобы… А, с другой стороны, стараются защищать мусульман везде, где только можно. И особенно там, где они особенно виноваты. Исключительно при поддержке Америки они создали мировой прецедент, и под давлением США Объединенные Нации приняли решение против всех законов и в пользу Косово.


- Это американская политика двойных стандартов! Они делают, что хотят.


- Это политика двойных стандартов, которая пришла из большой политики, и благодаря средствам массовой информации стала известна и доступна каждому, в любой точке земного шара, разрушает устои человеческого общества.
Мы идём к какой-то точке, когда просто потеряемся. Знаете, я думаю, что мы семью разваливаем.
В своё время был такой предмет, который мы изучали, – социология. Там было сформулировано, что основа любого государства и залог его процветания - это надёжная и крепкая семья. Всё, что теперь творится – это потеря морали, этики и каких-то святых принципов, которые существовали у наших дедушек и бабушек, родителей. Это всё теряется, и я могу вам сказать, что мне очень тревожно за наше будущее.

 

 
 Широкий круг общения Милана: от чемпиона мира Виталия Кличко до экс-мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани


- Нашему поколению, и последующим тем более, внушают, что Советский Союз – это зло, а перестройка и дикий капитализм – это хорошо. А ведь, всё-таки, Союз и, вероятно, Югославия, будучи атеистическими странами, жили по 10 заповедям: не убий, не укради и т.д. В обществе прививалась мораль и этика. Сейчас еще со школы воспитывают другое: «нужно быть лидером – уничтожь того, кто рядом, чтобы быть успешным».


- У православных сербов сохранилась традиция семейной иконы. Каждая семья один раз в году празднует День Иконы. Самые распространённые образы - это св. Николай, св. Михаил-Архангел и св. Георгий. Конечно, есть и другие. Вот – икона моей семьи, семьи, в которой я родился. Это икона «Вход Христа в Иерусалим».
У нас этот праздник называется «Цветы». В этот день у старшего в семье мужчины собирается вся семья. Так было заведено с древнейших времён, когда не было никаких коммуникаций. Ни телефонов, ничего. Но все знали, что в этот день надо ехать к нему. Все родственники, кумовья и т.д. Там они, конечно, договаривались о каких-то планах, кого выдать замуж, что и как делать дальше. И это праздновалось три дня. Почему икона?
Потому, что сербы - такой народ, который, как бы их не вытесняли враги и захватчики, разные войска проходили по этой территории, берегли всегда свою веру и, как ее символ, икону. Когда я встречаю где-то человека и узнаю, что у нас одна фамилия, вы знаете, какой первый вопрос?


- Какой?


- «А какая у тебя икона?». Если одна и та же, значит, мы - родственники, сто процентов.
Мой отец умер в 2003 году, и когда мы его похоронили, мама сняла эту икону и сказала мне: «Вот, неси в свой дом». Я сказал: «Мама, мой дом здесь». Она так посмотрела на меня и сказала: «При одном условии: если ты каждый год со всей своей семьёй будешь здесь. Где бы ты не жил».
И как бы ни складывалось, я был в этот день дома у своей матери и в день моего рождения. Мама сказала: «Я тебя родила и твой день рождения – это мой праздник».


- Где живёт Ваша мама?


- В центральной Сербии, она была учительницей. Сейчас на пенсии. Она очень такой, я бы сказал, тяжёлый человек, но вы знаете, сильный. Она меня учила первые четыре года. Я просто попал в её класс – это были четыре самых страшных года в моей жизни.
Если кто-то что-то не знает, то она обязательно проверяет, знаю ли я. Так, что я очень многих своих друзей спасал, делая вид, что не знаю, и они легче проходили…


- В чем историческая миссия сербов? Взаимоотношения с Россией и славянское братство – это миф? Болгары, кстати, по-разному относятся к России. Половина болгар любит Россию, фанатично, кстати, непонятно за что… А вторая половила, в основном молодежь, пожалуй, что не любит.


- Я вам скажу, почему любят. Из-за Николая Павловича Игнатьева, который подписал Сан-Стефанский договор и дал государственность болгарам. Николай Павлович Игнатьев – бог в Болгарии, особенно был в те времена, когда Бога не было. В каждом городе в Болгарии есть памятник Николаю Игнатьеву. В каждой деревне какая-нибудь школа носит имя Николая Павловича Игнатьева.


- Однако есть вторая половина болгар, причём это - молодое поколение, которая ненавидит Россию. Они даже не хотят говорить по-русски.


- Конечно. Им надоело ходить в школу Игнатьева, носить цветы к памятнику Игнатьева!.. Шучу, конечно. У нас между сербами и болгарами всегда было очень много враждебности.
Болгары всегда были, и в первой мировой войне, и во второй (в третьей - не знаю) на стороне немцев.
Может быть, это ответ на этот вопрос! Всегда между нами были разногласия из-за Македонии. Дело в том, что македонский язык очень близок с болгарским, и они всегда считали Македонию своей территорией, а у нас она всегда считалась Южной Сербией.
У македонцев тоже есть Праздник Иконы, а у болгар – нет. Болгары всегда старались быть ближе к Западу.
Когда начали разваливать Югославию, у нас говорили: «Это заговор Ватикана».
К сожалению, мы позволили, чтобы так все произошло. События могли развернуться немножко и по-другому. Если бы Россия была посильней.


- Россию саму развалили, она была первой разбитой страной, она больше всего проиграла в этой войне, в «Третьей мировой» войне.


- Я всегда старался сторониться политики. В принципе, мне даже предлагали какие-то высокие посты. Но я всегда отказывался. Мои родители, которые были учителями, в 1961 году сдали свои партийные билеты. Это был страшный удар. В то время у нас Коммунистическую Партию переименовали в Союз Коммунистов – вроде бы, более «демократично». Министерство даже рассматривало вопрос, чтобы родителей уволили со школы. Деревня, где они были учителями, всё население вышло и сказало, что если их не будет, детей из такой школы заберут. И родителей оставили. Но я запомнил на всю жизнь, что с политикой не нужно иметь дело. И вот я на пороге своих 57 лет считаю так же. С Верховной Радой, Администрацией Президента, Нацбанком и так далее – не иметь дела. Иметь дело с рынком. Я работаю в основном с иностранными инвесторами и местными деятелями бизнеса, которые работают по правилам, у которых нет принципа «платит только трус». На Украине царит отсутствие платёжной дисциплины и налоговой дисциплины.
Я всегда хотел, как говорил Никита Михалков, сделать имя до 50 лет, чтобы имя потом работало на меня. Но сделал имя не в 50, а в 55, и я хочу, чтобы имя сейчас работало на меня. Я хочу, чтобы сейчас были самые красивые годы моей жизни.
И ещё. Я хочу получить украинскую пенсию. Я всё здесь делаю по закону, я хочу в 60, в 2012 получить свою пенсию, какой бы она ни была – это принцип. И я хочу верить в Украину. Верить, что здесь не будет дефолта, что страна будет сильная, чтобы моя пенсия была побольше.
Я читаю мастер-класс, который называется «Лидерство в проектном менеджменте…» В моей лекции сформулировано отличие управления инвестиционными проектами на других рынках и на украинском рынке. На украинском рынке - это полное отсутствие полномочий управляющего проекта. Абсолютная зависимость от владельцев бизнеса. «Да, мы его назначим управляющим! Пусть он всё подписывает, а мы ничего подписывать не будем, но решения будем принимать мы. А он должен быть крайним». Это первое, что очевидно. А на западе менеджер проекта – он генеральный директор, и принимает все решения. Конечно, это очень ответственная должность, и надо назначить правильного человека. Именно об этом моя лекция, которая называется «Утопия».


- В книге тоже об этом?


- Моя книжка когда-то называлась «Утопия». И когда мой издатель сказал: «Мы хотим издать вашу книгу, но поменяйте, пожалуйста, название». Я ответил «Ну хорошо, поменяю название».
Но здесь все равно есть расшифровка этого названия. Лет десять назад мой коллега, англичанин, переселился в Киев, и спросил меня «Милан, я хочу открыть фирму в Киеве, можешь ты мне найти несколько менеджеров?». Я молчал, он думал, что связь прервалась… Итак, я ему отвечаю: «Связь есть, но я подумаю». А он говорит: «Это утопия или нет?».
Я ему ответил, что это не утопия, и что если мы найдём человека, который устойчив по характеру, если он толерантный, терпеливый и талантливый, если он оптимист – что очень важно… Потому, что пессимист никогда не может быть успешным менеджером и лидером. Профессионал, целиком посвященный своей работе. Интеллигентный и интуитивный. И самое важное, персональная харизма. Лидер, за которым стоит реальное знание и умение. И в моем бизнесе очень важно - опыт. Тогда это не Утопия.
Что касается рынка, абсолютное отсутствие платёжной дисциплины – это основная характеристика.


- У нас, между прочим, платёжную дисциплину нарушают не только украинские компании, но и иностранные.


- Да, мы создали миф об иностранных компаниях. Аферисты существуют везде, и на Западе тоже, это вообще придумал Запад. Не Восток. По моему глубокому убеждению, большинство инвесторов в Украине – это спекулянты, а не традиционные, консервативные инвесторы. Настоящие инвесторы ещё не пришли на Украину. Они не могут придти, пока Украина находится между 135 и 150 местом в рейтинге риска инвестиций. Все признают, что Украина имеет самый большой потенциал по рынку недвижимости и не только. Но, к сожалению, очень многие клиенты, с которыми мы это обсуждали, уходят дальше: Индия, Китай. Сейчас это новое направление – БРИК: Бразилия, Россия, Индия, Китай.
Проблема у славян в том, что они демократию абсолютно извращают, т.е. они демократию принимают и трактуют, как способ делать безнаказанно всё, что хочешь.


- Как вы оцениваете перспективы Украины в нынешней политической и экономической реальности?


- Самые успешные годы моей компании были 2003 год и 2004, если даже посмотрите на уровень внутреннего валового продукта в 2004-м году, он был самый большой на уровне европейской и, может, даже мировой экономики. Был подъём во всем мире и, конечно, подъём в Украине.
Я не хочу оценивать политическую сторону, тем более, она существует, особенно в бизнесе на Украине. Это одна из характеристик этого рынка…
Украина, по моему личному мнению, как никогда, находится на очень серьёзной точке, и даже близко к дефолту.
Мы все надеемся, что до этого не дойдёт… Но и сам факт дефолта – это не конец мира.
Я бы сказал, что, по-моему, европейское общество ушло в сторону договора с России на счет будущего Украины. Америка, кажется, поняла, что на этой территории она никогда не сделает свою сферу влияния. (История учит: никогда не говори никогда.)



- Неужели она это поняла?


- Я не пророк. Тем не менее, мои аналитические источники ещё в середине прошлого года говорили, что победит Янукович, когда для такого вывода не было никаких оснований!


- Я была уверена, что Америка как раз ставила на Тимошенко.


- Всё это, началось из-за того, к сожалению, что на протяжении трех лет был страшный, непреодолимый кризис коалиции. Из этого кризиса никаких других кризисов не могло быть видно. Что бы мы не говорили, мировой кризис не может не коснуться нас, мы в мировом сообществе. Страна могла быть лучше подготовлена к кризису.
Я очень принципиально хочу быть в стороне от политики. Именно поэтому я никогда не куплю яхту, не куплю крупное поместье потому, что я не стану очень материально состоятельным человеком. Тем не менее, я себе поставил задачу не падать с того уровня, который был у меня 25-30 лет назад. Я люблю работать, видеть результаты своей работы. И ничего больше, но и не меньше. Стараюсь сохранить свою семью. Дать что-то своим детям, которые гораздо умнее меня и которые не хотят работать со мной. Они говорят: «Папа, кроме работы существует такое понятие как «жизнь», мы не будем идиотами, как ты». Я им сказал: «Пока будете учиться – можете рассчитывать на мою поддержку, но папа вам принципиально не оставит никакой недвижимости, папа вам оставит хорошее имя о себе, книгу, которую написал и каждому по одной картине нарисованной мной».
Свою машину они должны сами купить, свою квартиру они должны тоже сами купить. Это принципиально.
Вы знаете, я глубоко уверен, что СПИД появился не случайно. Я думаю, что это было придумано для того, чтобы в Соединенных Штатах люди вернулись в семью.
К сожалению, страх управляет миром. С одной стороны - жадность, с другой стороны – страх. И эта граница жадности и страха двигается.


- А церковь? Вы признаёте за церковью в XXI веке какую-то роль по сохранению общества? Да, кстати, мы говорим о православии, ведь православие – это очень строгая церковь, это не протестантство, где можно многое…


- Вам нравиться моя борода? На мне остановились 7 поколений православных священников в семье моей матери.


- То есть, у вас мама из рода священников?


- Да. И борода оттуда. Как дань традиции. Семья - это традиционная ценность. И я церковь понимаю как традицию, где можно искать какую-то поддержку, правильные нравственные ориентиры.
По-моему глубокому убеждению, все христианские церкви должны объединиться: и католическая, и православная. Не может быть по-другому.
Религия – это сугубо интимное дело. Не можете вы приказать никому любить Бога. Он должен Его сам найти.


- Ближайшее будущее Украины при новом правительстве, Вы оцениваете новое правительство – как?


- Я оцениваю нынешнее правительство как правительство, которое демократичным путем получило власть. И я думаю, что нынешнее правительство уйдёт от демократических принципов и будет пытаться какими-то административными мерами влиять на экономику.
Если политика будет направлена на оздоровление нации, на подъём рынка – это будет правильно. А если она будет направлена на личное обогащение правящей элиты – это будет пропасть.

 

 
 В помещении Киевского сигарного клуба всегда позитивная атмосфера для всех его членов


– Сигарный клуб для вас это - хобби, это приятное времяпровождение, какая-то часть души?


- Социальная составляющая моей жизни в Киеве, поскольку у меня нет дачи, нет яхты.
Моя жена всегда боялась, что если мы построим дачу, то будем уже пускать корни. Это связано с землёй.
Она всегда считала, что Украина - всего лишь промежуток в нашей жизни. А я прожил 5 лет в Харькове, она - 4 и, когда сняли эмбарго с Югославии, она вернулась туда с детьми. Но когда бомбили Белград в 1999-м году, я их привёз к себе, в Киев.
Дети здесь закончили школу, младшая дочка и украинский язык знает… Все они говорят минимум на 5 языках, Каждый нашёл своё место в этом мире, у меня уже два внука, внучка, которой 30-го апреля - три года… и есть внук, которому будет три месяца.
Киевский Сигарный клуб – это место, где можно вернуть позитивную атмосферу, которая была в обществе в начале ХХ века. Это клуб киевских джентльменов. У нас не пафосные олигархи и не политическая элита, хотя там тоже есть достойные люди. Это бизнесмены и адвокаты, банкиры, люди, которые в своей жизни чего-то достигли. Мы не оцениваем членство количеством нулей или весом кошелька. Ещё в первом уставе киевского Сигарного клуба было написано, что членом Сигарного клуба может быть только человек с безупречно репутацией. Безупречная репутация может трактоваться так или иначе, но большинство наших членов уважают и ценят наше сообщество. Мне не хотелось бы, чтобы Клуб превратился в зеркало нашей действительности. Потому что очень тяжело выдержать влияние внешнего мира. Даже на такой закрытый социум влияние внешнего мира существует, особенно во время кризиса. Мы успели удержать клуб, который практически к концу 2007 был на грани развала. Мы (коллеги из Совета Клуба, пару активных членов) успели его поднять на другой уровень. У нас есть собственное помещение, где мы можем в любой момент собраться, поговорить. Единственное, что туда нет доступа женщинам. Но это не дискриминация. Это дневная традиция записана в правила работы Клуба.
Это традиция, которую мы хотим сохранить. Мы хотим формировать элиту. Не в материальном смысле. Вот это моя миссия, если есть какая-то миссия – то это моя. Большая часть моего времени, 90% моей переписки касается Клуба. К сожалению, сейчас бизнес-затишье и иностранные инвесторы ещё не вернулись.


- А будут возвращаться?


- Куда они денутся! Украина – потенциально ёмкий рынок во всех уровнях и плоскостях.
Но нужны единые правила игры для всех участников, нужно чтобы финансовый сектор встал на ноги, если он не встанет - не может быть притока инвестиций, не может быть развития любой отрасли. Я недавно был на встрече господина Тигипко с европейскими бизнесменами, и то, что он говорил, я абсолютно уверен, что именно это надо делать. Если они найдут механизмы и возможность это реализовать, я думаю, правительство имеет шансы на успех. Но успеха не будет завтра и послезавтра. Лето будет очень жаркое, очень тяжёлое, но с осени всё должно идти к лучшему. И с дефолтом и без дефолта. Я хочу сказать, что не надо пугать бизнес или население дефолтом…


- Как вы предпочитаете проводить своё свободное время?


- Всё своё свободное время я буду проводить сейчас с семьёй. Моя супруга практически большую часть времени живет в Белграде.
Мама старая, ей надо поддержать маму. Сейчас наша младшая дочка после защити диплома во «Френклин колледже» в Лугано отдыхает в Белграде и готовиться поступать в Институт «Урбан планинг» в Роттердаме, где будет получать степень магистра. Старший сын, закончил «Бостон Юниверсити» живет и работает в Риме, старшая дочка в Малмо (Швеция) готовить очередную выставку, она художница, часто бывает в Киеве. Младший сын закончил Харьковский лицей, «Киев интернационал скул» на Святошино, институт и магистратуру по финансам в Швейцарии, и его работодатели из Цюриха с удовольствием его отправили на Украину, в город герой Киев… Я летаю в Белград достаточно часто, как только смогу. К внукам - не так как бы мне хотелось, и нас собрать на одном месте очень тяжело… Последний раз это было на свадьбе сына моей сестры в Белграде и последний раз на Новый год в Киеве 4 года тому назад… Обещаю себе гулять на воздухе, играть в теннис, пойти на гольф, но все на гране обещания. В одиночестве если есть настроение, могу только писать, и когда есть настроение, пишу вторую книгу. Поскольку первая, на моё удивление, получила достаточно позитивные отзывы. Следующая книга, которая называется «Притча о Печерских липках», будет тоже, надеюсь, вполне интересной… Я на Печерске прожил почти десять лет, и благодаря своей собаке (которая, к сожалению, нас покинула) я знаю много о некоторых интересных зданиях и притч о событиях за пределами их стен. Все это мне рассказывали «соседи по собакам», особенно хозяин собаки такой же породы, как и наша Ада – «ши цу», но мужского рода с интересным именем «Бонифацио»…


- У вас появился внезапный интерес к литературе? Не все люди любят писать. Я думала, вы строитель, конструктор.


- Да, конструктор, но не удивляйтесь - космических кораблей. Но мой корабль уже никогда не полетит, к сожалению. Но знаете, этот институт дает методологию решения любых проблем. И учит брать ответственность за принятие решений. В мире бизнеса очень много астрофизиков, микробиологов и так далее. И большинство, конечно, комсомольцы.
Вы знаете, что очень интересно? Когда я начал заниматься этой темой - лидерство, менеджмент и так дальше, я нашёл одну интересную японскую студию, которая где-то в середине 80-х, при Советском Союзе, занималась исследованиями в этой области. Они исследовали человеческую цивилизацию с древнейших времён. Изучали все цивилизации и культуры. Вы знаете, что они вывели как заключение? Какая технология отбора кадров была лучшей в человеческом сообществе.


- И какая технология?


- Технология подготовки комсомольских кадров в Советском Союзе. Это лучшая технология подбора кадров. Кто самые успешные бизнесмены на постсоветском пространстве? Комсомольские лидеры! Значит, там что-то есть. В системе подготовки.

 
Погода, Новости, загрузка...

Наши партнёры

Angel Fest
Флер d'Оранж 
Cigar Club 

Погода в Украине

Погода в Киеве Погода в Донецке на неделю Прогноз погоды во Львове Погода в Одессе на неделю